Ютта Кляйншмидт: «Я бросила вызов пустыне»


Ютта Кляйншмидт родилась 29 августа 1962 года в Кельне. C детства интересовалась автомобилями. C 1988 года принимала участие в мотогонках мирового класса: «Ралли Фараонов», «Париж-Дакар», «Австралийское Сафари», «Desert Challenge», 7 раз занимала первое место в женском зачете. В 1992 г. попробовала свои силы на автомобиле, но вплоть до 1996 г. участвовала как в мото-, так и в автогонках, где и добилась значительных успехов.

В 1998 г. она получила приглашение от заводской «конюшни» Mitsubishi (Ralliart Deutschland). Именно в этой команде со штурманом Андреасом Шульцом Ютта стала первой и пока единственной женщиной, выигравшей в 2001 г. знаменитый «Дакар». С тех пор ее называют Королевой пустыни. В мае 2002-го наша героиня подписала контракт с компанией Volkswagen.

Ютта участвует не только в ралли-марафоне «Париж-Дакар», но также в ралли-рейдах на Кубок мира. Она демонстрирует свои исключительные способности в многочасовых гонках на выносливость, управляя автомобилями, близкими к серийным, в ледовых гонках во Франции (Andros Trophy) и Канаде (Fulda Challenge), почти на Северном полюсе, а также в длительных велосипедных турах.

 

Как Вы пришли к решению участвовать в ралли «ПарижДакар»?

В 1985-м я впервые услышала о марафоне «Париж-Дакар», а спустя два года у меня был самый необычный отпуск: я в качестве зрителя на мотоцикле сопровождала ралли «Париж-Дакар». Я была настолько очарована этой гонкой, что поняла: должна обязательно лично участвовать. Сначала я несколько лет ездила на мотоцикле, а потом – на автомобиле. Я хотела прочувствовать все переживания, доступные официальным участникам гонки. Хотя вначале приходилось очень трудно.

Почему Вы «пересели» на автомобиль?

В мотоспорте я достигла всего, что хотела. Несмотря на все сложности, неплохо финишировала. А когда выпал хороший шанс попробовать себя на машине, поняла, что пришло время бросить новый вызов пустыне. К тому же, в определенном возрасте начинаешь больше раздумывать, прежде чем что-либо сделать. Гонки на двухколесном транспорте довольно опасны, авто – хорошая альтернатива, в нем намного безопаснее.

 

 

Ралли «ПарижДакар 2006», к сожалению, окончилось для Вас преждевременно после одиннадцатого этапа. Что же всетаки тогда случилось?

Старт у нас был очень хорошим, но из-за множества хоть и мелких технических проблем мы потеряли много времени в дюнах. Естественно, потом пытались все исправить, пришлось рисковать, ехать на граничных скоростях. На второй неделе наш маршрут пролегал по очень узким дорогам, мешали деревья. Когда едешь так быстро, естественно, может что-то случиться. Так и было, вылетев с ямы, я врезалась правой стороной авто в дерево. В результате удара подвеска колеса поломала шасси.

Кто был поддержкой в то сложное для Вас время после аварии?

Мой штурман – Фабриция Понс. После происшествия мы своими средствами попытались все отремонтировать. Но в какой-то момент стало понятно, что у нас нет шансов сделать это. После приезда грузовика с техническим обслуживанием вместе с мастерами мы «сложили» машину так, чтобы, по крайней мере, можно было на колесах доехать до Дакара. Я поняла, что подобные ситуации нужно принимать такими, какие они есть. Не стоит сразу после пережитых трудностей раздумывать над тем, что же дальше делать. Необходимо отвлечься. Ведь в жизни надо уметь принимать не только успех, но и поражения.

Что Вы стараетесь учесть, готовясь к ралли «ПарижДакар 2007»?

Я думаю, что подготовку мы должны начать с изменений в нашей команде Volkswagen. Уже есть неплохие предложения. Над чем-то нужно хорошо поработать – при пересечении песчаных дюн у нас возникали технические проблемы, которые легко устранялись. Что касается лично меня, я бы хотела, чтобы на старт выходило меньше машин нашей команды. По-моему, пять автомобилей – это слишком много, так как все пять трудно качественно обслуживать. Логично, что возникают сложности с доставкой к месту соревнований, с собой нужно брать множество запасных частей. К тому же, все эти авто необходимо подготовить к ралли. Так, из-за нехватки времени пострадало тестирование. Я хочу, чтобы наша команда вышла на старт, возможно, с тремя автомобилями, чтобы в этом году мы много тестировали, прежде всего, в песке, где у нас все еще появляются проблемы. Собственно говоря, на «Дакаре-2006» мы шли очень хорошо. Но с этими изменениями в следующем году у нас, несомненно, будет великолепный шанс еще раз побороться за победу.

 

 

Как относятся родные к Вашему участию в столь опасных соревнованиях?

О, я думаю, что они уже привыкли. Я всегда любила соревнования. Намного хуже было, когда я ездила на мотоцикле. Моя мама очень боялась за меня. Сегодня я езжу на авто, а это намного безопаснее. Но моя мама все равно волнуется, хотя в то же время понимает, что меня просто нельзя изменить.

Расскажите о самом веселом случае, происшедшем с начала участия в ралли?

Их было много. Расскажу об одном, относящемся еще к тому времени, когда я участвовала в ралли на мотоцикле. Сильный дождь, продолжавшийся в пустыне всю ночь, превратил высохшую реку в широкий поток. Все ралли-гонщики, добравшись до препятствия, остановились. Было просто невозможно перебраться на другую сторону. Правда, один мотоциклист, это был Стефан Петерансель, попробовал пересечь реку, но был смыт вместе с мотоциклом. К счастью, ему удалось выбраться на противоположный берег. Целый час ему пришлось сушить свой мотоцикл, чтобы продолжить гонку. Он был единственным из участников, который ухитрился попасть туда. Однако организаторы прервали ралли и срочно разработали новый маршрут, в обход этой помехи. Так как Стефан был уже на другой стороне реки, его с помощью вертолета пришлось доставлять назад. Так, его железный друг, поплавав, еще и полетал, а его риск был напрасен. Чтобы добраться до финиша, нам пришлось проехать почти 1000 лишних километров, тогда как Стефан во время своего пребывания на противоположном берегу реки, был всего за 50-60 км от цели.

К чему сложнее всего адаптироваться в пустыне?

Я думаю, что самое сложное, это «походные» санитарные условия: туалет – это только намек на туалет, постоянно пытаешься найти какую-либо другую возможность. Точно так же дело обстоит и с душем. Ночевка в палатке и тому подобные вещи, конечно, не так комфортны, как дома, поэтому, когда подобное отсутствие удобств приходиться терпеть долгое время, они воспринимаются как лишение.

Боитесь ли Вы скорпионов и других обитателей пустыни?

Безусловно, я боюсь скорпионов и змей. Но, обычно они сразу ненападают. Это случается лишь тогда, когда им угрожает опасность, например, если нечаянно наступить, или лечь на нежданных посетителей в палатке. Поэтому, как только я ставлю палатку, стараюсь сразу же ее закрыть, чтобы внутрь никто не проник и не преподнес мне ночью сюрприз. Вечером я всегда обута в туфли, а не в сандалии, тогда опасность быть укушенной не так велика.

Что Вы обязательно берете в свой женский багаж?

Мы вынуждены сокращать до минимума наш багаж, выбирая только самое необходимое, поэтому у нас с собой не так много чисто женских вещиц. Я беру одежду, немного шампуня, мыло и небольшое полотенце, чтобы принять душ… разве что крема для защиты лица у нас больше, чем у мужчин. У моей попутчицы, возможно, больше вещей. У нее с собой также ручка, фломастеры, радио, ноутбук. В автомобиле у нас несколько небольших запчастей, инструменты и другие предметы, с помощью которых можно импровизировать.

Вас постоянно окружают мужчины. Комфортно ли Вы чувствуете себя в таком окружении?

Я бы сказала, что уже привыкла к этому. Еще с детства очень часто играла с мальчишками, на факультете физики в Политехническом институте студентов-парней было больше, чем девушек. После защиты дипломной работы я получила место инженера-разработчика на заводе BMW. В этой профессии также больше мужчин, чем женщин, так что для меня это нормально. Хотя, конечно, не всегда так просто. У многих представителей сильного пола есть проблема: они не воспринимают женщин как равных. Иногда с этим приходиться бороться.

Вы стали первой женщиной в истории автоспорта, выигравшей в 2001 году «Дакар». Повлияла ли Ваша победа на отношение мужчин к женщинамгонщицам?

Я думаю, что это вызвало у них чувство уважения. Это помогло мужчинам воспринимать нас действительно как равных. Но многие водители все еще недовольны, если приходят к финишу позже представительниц прекрасного пола. Я думаю, это будет продолжаться до тех пор, пока больше хрупких участниц не достигнут успеха в автоспорте. Что все еще редкость. Конечно, я могу понять гонщиков-мужчин, ведь и по телевидению обычно показывают, что девушки ездят хуже, поэтому мужчина и чувствует себя неловко, если остается позади. Так что эта проблема все еще существует, но со мной дело обстоит не так плохо. Многие признали меня исключением, отмечая: «Женщин, которые хорошо ездят, очень мало. Но они все же есть». Поэтому мне легче.

Как Вы характеризуете Ваш стиль вождения?

Я бы назвала его… уверенным. Однако, сегодня, если ты хочешь быть впереди, одной уверенности недостаточно, нужно также уметь рисковать. Темп стал очень быстрым. Для победы нужно прилагать все силы, отважиться на высокую скорость. Хорошее подтверждение тому – борьба, которая разворачивалась за первые места в зачете на первой неделе ралли «Дакар-2006». Я пытаюсь найти правильное сочетание этих качеств. Охарактеризировать свой стиль вождения – очень сложно. Мне очень нравится песок и дюны, но я люблю и другие вещи. Просто песок и дюны вызывают наибольшие переживания, для меня это вызов. Это то место, где нужно уметь быстро реагировать на неожиданные ситуации, вовремя принимать правильные решения. Поэтому это для меня наиболее волнующий момент гонки.

Существует ли для Вас граница страха?

То, что я ралли-гонщица, совсем не означает, что я совсем не боюсь. Конечно, мне присуще чувство страха. Но не за рулем. Для меня это взвешенный риск. Если бы мне было страшно, то я не смогла бы быстро ехать. Страх появляется лишь тогда, когда я попадаю в ситуацию, которую неправильно оценила и в результате, вылетая с поворота, срываюсь с откоса… Хотя это, скорее, испуг. Ездить с постоянным чувством страха очень плохо, вернее, даже, непозволительно. Занимаясь подобным родом деятельности, часто попадаешь в ситуации, когда можешь испугаться из-за ошибочно принятого решения. Я стараюсь воспринимать все как приключение… А вообще, в душе я не только авантюрист, но и романтик.

Автоспорт – очень напряженное «занятие». Как Вы отдыхаете?

Так как я часто нахожусь в разъездах, очень люблю бывать дома, встречаться с друзьями. Мне нравиться летать на вертолете. С удовольствием занимаюсь спортом: катаюсь на лыжах, на велосипеде – для меня это очень хорошая тренировка. Если мне позволяет время, смотрю хороший фильм или Олимпийские игры. Также люблю готовить… и вкусно поесть тоже.

Где Вы чувствуете себя комфортнее: на земле, за рулем авто, или в небе, за штурвалом вертолета?..