Внедорожный хоровод


«Мы мирные люди, но наш бронепоезд…»

 

О том, что маленькой елочке холодно зимой, — слышал каждый из нас. Устами младенцев, исполняющих столь душевную песенку, к нашим сердцам взывает, несомненно, сама истина. Однако я, вопреки новогодним стереотипам, решила преподнести сюрприз хвойной красавице, нагрянув к ней с хороводом и подарками.

Куда же податься? В Карпаты? Далековато. Необходимо уложиться в два дня. Крым? Еще дальше, чем Карпаты. Не пойдет. А что если Полесье, с ее благодатным песчаным грунтом. Скажем, Житомирская область, а? В яблочко, то есть — в шишечку! Осталось организовать хоровод.

 

 

Село Сингуры встретило настороженной тишиной, сразу же озадачила автозаправка. Вроде бы все как у всех, да только камуфляжного колора многовато. Окончательно сбила с толку БМП, возвышающаяся на постаменте в непосредственной близости от АЗС. «Мы мирные люди, но наш бронепоезд…» Опасения подтвердились, когда свернули на второстепенную дорогу, обязавшуюся привести нас в урочище Шумск. Буквально через метров сорок дорогу преградило покореженное, ржавое, и не подлежащее обсуждению: «Полигон: проезд и проход запрещается». А объезд? Верный советчик — топографическая карта — подсказала путь по лесной дорожке, также ведущей к урочищу. И мы поехали. Вскоре лесная тропа превратилась в широкую полевую дорогу. Слева и справа мелькали траншеи, попадались полуразваленные строения, местами в грязи четко зафиксировался гусеничный след. Когда же справа возник купол радиолокационной станции, стало ясно, что нас опять занесло на полигон, все строения которого были обозначены на карте как колхозные дворы. В общем, решили мы спуститься поближе к реке, да и пора было уже: урочище Шумск, а значит, и скала Кращевского находились рядом.

 

 

Согласитесь, не заметить 45-метровый гранитный монолит невозможно. Однако берега реки Гнилопять, вздыбленные, ощетинившиеся кустарником, исчерканные оврагами и водотоками, не очень-то спешили раскрывать свои геологические секреты. Благо техника позволяла передвигаться в любых направлениях. Isuzu Trooper, Nissan Patrol и Mitsubishi Pajero без труда карабкались по склонам и штурмовали броды.

Дождь и ветер — два величайших скульптора планеты, украсили скалу Кращевского, или Белого Столба, как называют ее местные жители, трещинами, ложбинами, выемками. Местами гранит был надколот, а кое-где отполирован до блеска. Подозреваю, что сэр Редьярд Киплинг именно подобную скалу описал в «Маугли», дав ей гордое название «скала Советов». Мы посоветовались и решили подкрепиться. С противоположного берега на нас, жующих, тоже смотрели скалы. Правда, не столь могучие, как скала Кращевского, что впрочем не уменьшало красоты самого каньона. Наоборот, неравномерность берегов очаровывала еще больше. Жаль, но расставание было неизбежно. Однако реке Гнилопяти все же удалось задержать нас еще на полчаса. Когда переезжали мост через реку, обратила на себя внимание особая оживленность воды по правому «борту». Не иначе как порог, тем более что Гнилопять славится своим норовом. Но, вместо обычного подпрыгивания, вода, скатываясь с пятиметрового уступа, шириной более 10 метров, образовывала самый настоящий водопад!..

 

 

Световой день исчерпал свои запасы, а нам еще следовало успеть в Дениши. Собственно, сам населенный пункт вряд ли заинтересует путешественника, если последний, конечно, не является почитателем железорудной промышленности — в ХІХ веке здесь работал крупнейший в Украине железорудный завод. Нас же, в первую очередь, интересовали окрестности Денишей: река Тетерев и огибающие ее берега. Территория эта носит весьма оригинальное название: «Волынская Швейцария». Согласитесь, такое название способно завлечь, и в предвкушении долгожданного свидания мы поспешили преодолеть мост через Тетерев, чтобы попасть в с. Перлявка. Здесь нас поджидал уже не сюрприз, а засада: выезд с моста, или, если хотите въезд в село, преграждали ворота с орденами «кирпичей» на оных. Навстречу нам вышел сержант. Предела не было его удивлению, когда он обнаружил на вверенной ему территории три чумазых джипа:

 

 

— Да как вы попали сюда!!! — не выдержал парень и подошел к Isuzu.

— Бог его знает, — добродушно отмахнулись мы.

— А сейчас куда направляетесь? — насторожился вояка.

— В Дениши, — успокоили мы его, даже не заикнувшись о «Швейцарии».

— А как туда ехать? — решил проверить нас сержант.

— Прямо до трассы и налево, — отчеканили мы, «кирпичи» дружно звякнули и ворота открылись.

К слову сказать, «Швейцарией» в ХVIII веке историки и путешественники окрестили среднее течение Днестра. Искать Альпийские мотивы в Тетеревских берегах было невероятно сложно. Не успела до поездки, понимаете, в Швейцарию сгонять. Но вот в красоте Волынской довелось убедиться лично. Правда, низкая облачность и морось затушевали детали, но в целом картина получилась впечатляющая. Скальный массив высотой более 30 и длиной около 100 метров привлекает не только любителей природы, но и адреналинщиков: скалолазов и альпинистов, тренирующихся здесь круглый год. Думаю, строго засекреченная скала Кращевского заинтересовала бы их не меньше.

Первоначально местом ночевки был избран лечебный санаторий «Деныши», расположенный буквально в километре от скального массива. Мы уж было, собрались идти штурмовать администрацию, когда слово взяла Оксана, штурман Сергея не только на внедорожных соревнованиях, но и в семейной их жизни. Она заявила, что курица с черносливом и блинчики с творогом ждут, на что мы тут же хором ответили, что 150 км до Фастова нам не преграда. Сказано — сделано. Ну и съедено, разумеется…