»Серебряные стрелы» не знают покоя


У многих марка Mercedes-Benz ассоциируется преимущественно с комфортом и престижем. Однако трехлучевая звезда является символом не только шика, но также отличных технических характеристик и спортивного духа. Ведь в истории штутгартских скакунов было немало побед в различных соревнованиях. Неслучайно гоночные модели Mercedes-Benz назвали «Серебряными стрелами».

 

 

Болиды немецкой марки принимали участие в гонках с начала ХХ века. Стоит вспомнить чудо своего времени – огромный Blitzen-Benz 1909 года с 200-сильным мотором объемом 21,5 л! Но становление заводской команды из Штутгарта произошло в середине 20-х годов. Оно, как и первые победы, неразрывно связано с именем Альфреда Нойбауэра. Именно он в 1926 году был назначен начальником гоночного подразделения концерна Daimler-Benz и взялся за организацию «конюшни». В том же году появилась абсолютно новая модель Mercedes-Benz SSK, созданная под руководством гениального конструктора Фердинанда Порше. За большой вес (около двух тонн) и белую окраску кабриолет назвали «белым слоном». Очень скоро болид опроверг обидные прозвища: 9 июля 1927 года Рудольф Караччиола и Адольф Розенберг заняли два первых места на гонке в Нюрбургринге.

И пошло-поехало… За год автомобили Mercedes-Benz SSK принимали участие в более чем 90 соревнованиях и выиграли множество горных и кольцевых гонок. Лидер Mercedes-Benz Караччиола «штамповал» победу за победой. В 1928 году он опять покорил Нюрбургринг, а его напарники Отто Мерц и Кристиан Вернер заняли второе и третье места. Но самым выдающимся был триумф в изнурительной 1600-километровой гонке Mille Miglia. Для этого соревнования под руководством Нойбауэра создали новую модификацию автомобиля Mercedes SSKL (L от немецкого leicht, то есть «легкий»). Действительно, вес машины снизился до 1350 кг. А вот мощность 7,1-литровой рядной «шестерки» с компрессором подняли со 180 до 300 л. с., в результате чего максимальная скорость составила 235 км/ч. Такой автомобиль не имел конкурентов, и в 1931 году Караччиола стал чемпионом Европы по горным гонкам.

Интересно, что спортивные модели даже принимали участие в Гран-при Львова. Трассу проложили в городе прямо по городским брусчатым дорогам – получился некий аналог Монте-Карло. Кстати, украинскую гонку Рудольф Караччиола назвал самой сложной в своей жизни, что, впрочем, не помешало выиграть ее в 1932 году. Правда, чтобы справиться с извилистыми львовскими улочками, пилот сменил тяжелый Mercedes-Benz на Alfa Romeo.

С 1934 года ассоциация автогонок АICAR объявила об изменении технического регламента и организации соревнований класса «Формула». Чтобы облегчить управление тяжелыми болидами, их вес должен был составлять не больше 750 килограмм. Считалось, что на легкий гоночный автомобиль нельзя установить тяжелый и мощный двигатель, поэтому объем мотора не ограничивали. Гонки проводились на самых известных европейских автодромах, а их дистанция достигала 500 км. Естественно, SSKL не соответствовал этим требованиям, необходимо было начать работу над его наследником. Но из-за экономической депрессии и недостатка финансов компания из Штутгарта не нашла нужные средства и была вынуждена ненадолго приостановить свое участие в гонках. Однако неожиданно помощь пришла от властей: правительство выделило 500 тыс. марок директору команды Альфреду Нойбауэру на создание нового болида.

О меценатстве на благо автоспорта речь не шла – преобладал холодный расчет. Дело в том что многие гоночные технологии могли найти применение в боевой технике. Особенно заинтересовала власти технология создания механических компрессоров, которые можно было использовать в двигателях самолетов. Кроме того, в Mercedes-Benz начались разработки революционного непосредственного впрыска топлива. И в Штутгарте закипела работа над новой моделью, получившей индекс W25. Команда конструкторов во главе с талантливым Рудольфом Уленхаутом создала настоящий технический шедевр. Его рядный 8-цилиндровый компрессорный мотор с двумя распредвалами в головке блока цилиндров развивал 314 л. с., а использование особого топлива, состоявшего из бензина, этилового спирта и метанола, позволило развить даже 354 л. с. Максимальная скорость болида достигала невероятных по тем временам 282 км/ч. Чтобы он мог еще и уверенно замедляться, его оснастили огромными барабанными тормозами диаметром 400 мм с передовым гидравлическим приводом. Подвеска всех колес была независимой.

Но перед первой гонкой чемпионата команду Mercedes-Benz постиг шок: их автомобиль весил 751 кг, то есть на килограмм больше установленного лимита. И тогда ночью Альфред Нойбауэр приказал содрать с автомобилей всю белую краску. Прекрасное решение проблемы: вес как раз составил максимальные 750 кг. Болиды засверкали серебристыми алюминиевыми кузовами. Манфред фон Браухич выиграл эту гонку, поэтому счастливый серебряный цвет стал официальным цветом Mercedes, а журналисты скоро придумали для машин название Silberpfeile («Серебряные стрелы»). Так родилась легенда.

Но почивать на лаврах не пришлось, ведь у штутгартцев появился хороший соперник – Auto Union. Эта команда также получила субсидии от немецкого правительства, а еще смогла переманить Фердинанда Порше, который и создал уникальный среднемоторный болид Туре А. Да и пилоты оказались не хуже: покинувший Mercedes-Benz Ганс Штук и Ахилл Варци составили конкуренцию Рудольфу Караччиоле и Херманну Лангу. Но штутгартцы выступили достойно: в 1935 году выиграли 9 гонок из 10, а Караччиола стал первым чемпионом Европы. Ну а Mercedes-Benz W25 постепенно модернизировали, и вскоре его мощность достигла внушительных 494 л. с. Однако этого оказалось мало, и следующий чемпионат «Серебряные стрелы» с позором проиграли, завоевав лишь одну победу. Новый Auto Union Type C с 520-сильным компрессорным V16 оказался вне конкуренции.

Гордые тевтонцы не могли стерпеть поражения, и для реванша подготовили новую модель Mercedes-Benz W125. Это был настоящий гоночный «монстр» с 5,6-литровой компрессорной «восьмеркой» мощностью 595 л. с. Даже ныне этот показатель заслуживает уважения, ведь болиды современной «Формулы-1» смогли превысить его только в 1980 году. W125 мог легко разогнаться до 320 км/ч. Напомним, шел 1937 год. Мотор потреблял 160 л бензиново-этаноловой смеси на 100 км, поэтому за водительским сиденьем пришлось установить огромный 250-литровый бак. В 1936 году разрешенный вес подняли до 850 кг, но все равно для облегчения конструкции пришлось уменьшить колесную базу на 25 см. Конечно, соперники были повержены, и Караччиола вернул себе чемпионскую корону, выиграв четыре Гран-при. А специальный обтекаемый W125 Rekord на трассе Авус смог установить мировой рекорд скорости – 432 км/ч!

Такими мощными автомобилями было очень трудно управлять. Только настоящий мастер мог справиться с 600-сильным болидом, оснащенным очень узкими шинами и барабанными тормозами. Поэтому в целях безопасности было решено с 1938 года ограничить рабочий объем двигателя до 3,0 л. Новый Mercedes-Benz W154 получил 425-сильный V12 с механическим нагнетателем и 5-ступенчатую коробку передач, а к концу сезона двигатель развивал уже 475 л. с. при 8000 об/мин. Поначалу его даже хотели оснастить непосредственным впрыском топлива, но система оказалась ненадежной. Автомобиль вышел более обтекаемым, заметно улучшилась его управляемость. На прямых он лишь немного проигрывал W125 (достигал 309 км/ч), но зато в поворотах был быстрее. Из девяти гонок сезона пилоты Mercedes-Benz выиграли шесть, а Рудольф Караччиола в третий раз стал чемпионом Европы.

Наряду с W154 шла разработка и менее мощной модели с 1,5-литровым компрессорным двигателем (с 1940 года планировали снова уменьшить разрешенный объем «формульных» моторов). Этот V12 развивал 254 л. с. и позволял достигать 272 км/ч. Два автомобиля привезли на Гран-при 1,5-литрового класса в ливийском Триполи, и они пришли на финиш первым и вторым.

Война прервала победный ход «Серебряных стрел». Многие гонщики ушли на фронт, но Рудольф Караччиола принципиально отказался воевать и уехал в нейтральную Швейцарию. Заводы Mercedes-Benz перепрофилировали на выпуск двигателей для истребителей Messerschmitt-109. К 1945 году 90% предприятий концерна оказались разрушенными. О гонках не могло быть и речи, нужно было восстанавливать производство. Никто уже не верил, что штутгартцы вернутся в автоспорт. Никто – кроме Альфреда Нойбауэра и его парней.

И в 1951 году такое возвращение состоялось. На довоенных болидах ветеран гонок Герман Ланг, а также молодые Карл Клинг и Хуан-Мануэль Фанхио заняли соответственно второе, третье и шестое места на Гран-при Аргентины…