Крымские рассказы


Работа – не волк, но к морю стремится

 

Работа, как известно, не волк и в лес не убежит. Но если она, работа, приобретает хитрые лисьи черты, тогда ожидать можно всякого. Например, бегства не только в лес, но даже в крымские горы. А там уж и до моря рукой подать.

Нас, в первую очередь, интересовали возвышенности Тавриды. Большинство гор здесь являются комплексными памятниками: историческими и природными одновременно. В нашем распоряжении было всего несколько дней, поэтому пришлось устроить вершинам самый настоящий конкурсный отбор. Учитывалось все: максимальная высота, возможность доезда, качество сохранившихся памятников архитектуры, природные особенности. В результате из длинного списка претенденток были выделены находящиеся на территории Бахчисарайского района горы Чуфут-Кале и Мангул-Кале. Для разнообразия в перечень был добавлен Качинский каньон и, разумеется, Черное море…

 

 

Тысячу с небольшим километров Isuzu Trooper и Daihatsu Rocky преодолели без проблем. Единственным препятствием стал 30-ти километровый участок Одесской трассы от Умани и до поворота на Николаев. Здесь ведется активное строительство автобана, присутствует множество скоростных ограничений, большое количество технологического транспорта, плюс груженные фуры, плюс сельскохозяйственная крупногабаритная техника. В результате имеем крейсерскую скорость не 70-80, а 30-40 км/ч. Кроме того, в г. Южноукраинске Николаевской области нами был приобретен талон экологического контроля (23 грн.), а при въезде в АР Крым уплачен рекреационный сбор (10 грн.). А в остальном, прекрасные маркизы, все прошло хорошо!

 

Привал… в камере пыток

 

Первой в дорожном списке числилась гора Чуфут-Кале. Поэтому после ночевки на мысе Тарханкут мы отправились в Бахчисарай. Историческая часть древнего города или как его называли раньше «Дворец среди садов», напоминала улей. Во-первых, над сладко пахнущими цветами действительно роились пчелы. Во-вторых, вокруг клумб с цветами и пчелами, в кафе, на остановках, в магазинах и просто на улицах вовсю бурлил людской поток. К пчелиночеловечьему гулу добавлялось урчанье автобусных, автомобильных, мотоциклетных и мопедных моторов. Но, закаленные постоянным шумом больших городов, мы не отвлекались на этот пчелино-техногенный гул. Поволноваться пришлось, когда прямо на капот Isuzu бросился паренек и принялся бешено размахивать жезлом. Его развинченное тело одновременно дергалось в разные стороны, и было непонятно, куда поворачивать и что, собственно, произошло. Авария? Ремонт дороги? Прорыв канализации? Падение метеорита? Как бы не так! Юноша отчаянно пытался затянуть нас и наши джипы на вверенную ему стоянку с тем, чтобы соблазнить экскурсией. Как он ошибался! Соблазнять экскурсией собравшихся в экспедицию путешественников – дело безнадежное и даже рискованное. Но остановиться все-таки пришлось…

 

 

Секрет реки Кача

 

Когда крепостные стены Чуфут-Кале исчезли из зеркал заднего вида, было решено устроить привал. Перед спуском в Качинский каньон нам требовался отдых. Тенистый уголок среди ароматных крымских сосен показался нам очень соблазнительным…

Дорога к избранной нами цели пролегала двумя путями. Первый путь – по асфальту. Удобно, но нужно делать 20-километровый крюк через Бахчисарай. Второй путь на 17 км короче. Но пролегал он лесными тропами, коих на топографической карте масштабом 1 : 100 000 было много, а привязок мало. В общем, вопрос стоит, закат близится, ответ прячется. Ответ! Отве-е-ет! А-у! Ты где?! Эхо ответило… звуком мотоциклетного движка. Из-за поворота вынырнул двухколесный железный конь, всадник которого очень напоминал лесника. Новый знакомый, назвавшийся Виктором Викторовичем, действительно оказался хозяином здешних красот, к тому же на редкость гостеприимным. Долгим объяснениям он предпочитал действия, и сам провел нас по лесным дебрям до нужной развилки.

Геологический заказник республиканского значения Качинский каньон невелик. Его площадь составляет 100 га, длина – всего 4 км. Любопытно, что каньон имеет четкие географические границы: села Предущельное и Кудрино. Пока мы пробирались по лехолесью, солнце поспешило укрыться за горами. Увязавшись за светилом, мы очутились у подножия горы Тепе-Кермен…

 

 

Высокогорная столица

 

Несмотря на то что сооружений на Мангул-Кале намного меньше, чем на Чуфут-Кале, Мангул производит гораздо большее впечатление. Секрет кроется в его исторической силе, ведь много столетий тому назад город был столицей могучего средневекового княжества Феодоро, границы которого охватывали почти весь юго-западный Крым с портом Каламитой (Инкерман) и Чембало (Балаклава). На севере княжество упиралось в бассейны рек Качи и Марты, на востоке оно приблизилось к горе Демерджи и Алуште. В вассальной зависимости от Феодоро находился Крымский улус Золотой орды, и если бы не вторжение турков в XV веке, то в родословную великих московских князей было бы вписано имя княжны феодоритов.

Если на Чуфут-Кале солнце пекло беспощадно, то на Мангуле выдавались облачные пятиминутки. Но этого было мало, мы жаждали морской прохлады, и как можно быстрее.

Нашим пристанищем на эту ночь стал мыс Сарыч. Как говорится, южнее не бывает…