ГАЗ-А


 

5 тысяч км — и «капиталка»

 

ГАЗ-А 1932 года выпуска, первый советский серийный автомобиль, львовянин Руслан Рейдель, глава секции «Автоантик» Галицкого историко-технического общества «ГАИТЕТ», нашел в белорусских лесах. Сломанная машина почти 50 лет ржавела в сарае у лесника, подобравшего ее на одной из лесных дорог еще во время войны. И неизвестно, сколько бы она еще простояла «на приколе», если бы не желание детей лесника освободить сарай от антикварного металлолома. Правда, то, что они привезли во Львов, лишь отдаленно напоминало автомобиль. Сохранились только часть кузова с дверьми, рама, части рессор и передней подвески — все с маркировкой «1932».

Однако уже через год Руслан вернул автомобилю первозданный вид, перекрасив кузов в красный и черный цвета — «родные» для ГАЗ-А. Недостающие детали изготавливались по чертежам, которые друзья Руслана раздобыли в Министерстве машиностроения России. Кое-что подошло от «Победы», «Волги-21» и ГАЗ-67. А двигатель 30-х годов выпуска новый владелец автомобиля нашел на белорусском складе запчастей военной техники, которые стянули сюда чуть ли не со всей республики, а потом, как водится, забыли о них. Руслан приобрел два «газовских» двигателя: 1935 г. в. от ГАЗ-А и 1960 г. в. от ГАЗ-69. Первый — чтобы укомплектовать машину, а второй — для обычных поездок.

 

 

— Моторесурс «родного» двигателя — 5 тыс. км, — рассказывает Руслан. — В основном, из-за баббитовых вкладышей. В двигателе ГАЗ-69 они уже из алюминиевого сплава. Объем мотора ГАЗ-А больше «69-го» на 400 см3, однако слабее на 12 «лошадей». Все ретродвигатели, как правило, низкооборотистые, но большого литража. И бензина потребляют немало. Оба рассчитаны на А-62 или А-66, которых уже нигде не найдешь. Поэтому я «кормлю» машину А-76. Думаю, что по качеству он даже хуже тогдашнего 62-го…

В странах бывшего Союза сохранилось семь таких машин. Одна в музее ГАЗа, одна в Московском политехническом музее, одна, на которой ездил когда-то писатель Алексей Толстой, — в музее автомотостарины во Владивостоке, остальные — в частных коллекциях. В Украине такой ГАЗ-А, по словам Руслана, единственный. Во время Второй мировой войны на фронте эти автомобили показали себя не с лучшей стороны. При создании машины рабоче-крестьянская власть экономила как могла. Кузов автомобиля нелуженный, что сильно отразилось на его долговечности. У ГАЗ-А представляет интерес ходовая: каретные рессоры установлены поперек кузова — одна спереди, другая сзади; крепления мостов состоят из двух трапеций, идущих к шаровым опорам; оригинальная подвеска. Но все это — очень тоненькое, деликатное, нежное. К тому же, трущиеся детали основаны на медных втулках и вкладышах. К бездорожью и полевым условиям ходовая ГАЗ-А абсолютно не приспособлена, и починить ее без наличия мастерской, полного набора инструментов и опытного слесаря невозможно…

Спидометр с вращающейся шкалой не работает: Руслан на всякий случай отключил его, когда тот начал скрипеть. А вот поплавковый датчик уровня топлива исправно показывает дробь «1/4» — степень наполнения бака. Этот датчик вместе со спидометром и амперметром представляют все приборы автомобиля. Немного же шоферу надо было знать о состоянии машины 70 лет назад!..

 

 

— У вас не получится на ней ездить, — с улыбкой говорит мне Руслан, когда я уверенно сажусь на водительское место кабриолета.

Вскоре убеждаюсь, что управлять такой машиной действительно непросто…